Алтай 2018. Путешествие на Укок.
   Из группы Алтай -2014 хотели\пытались поехать абсолютно все восемь участников. Потому что было легко влюбиться в щедрый солнечный Алтай – в его чистые реки, водопады, в его поросшие лесами склоны, в Чуйский тракт. А помните наши костры и тропы? Бирюзовую Катунь и быструю Чую? 
   В этот раз было совсем не так. И поехать смогли не все, и Алтай повернулся другой стороной. 
   На маршрут встали пятеро: Гриша Фомичев., Ринат Дасаев, Алекс Леново, Саня Титов, И я (СветланаТитова).  

   Многие знают, как катаются четыре вышеперечисленных товарища. У меня был реальный повод для беспокойства насчет своей физической формы. Почти месяц я исправно сайгачила вокруг Бобачевской рощи и потела на станке. Сперва казалось, что Алтай – это что-то призрачное, то, что никогда не случится, а если и случится – то нескоро. 
Однако, момент Х настал.

   Мы приехали в Кош-Агач поздно ночью, когда стемнело и горы спали под звездами. Дорога в Кош-Агач – это когда ты везешь свою хрустальную горную мечту сперва 60 часов на поезде до Барнаула, а потом еще 700км на машине. И привозишь ее в каменную степь, на окраину Алтая, на высоту 1700м. Кош-Агач – большое село, небрежно сколоченное из грубых неструганных досок, из ржавых металлических листов, из бетонных кривых плит. Тут все покосилось, покривилось, разъехалось под горными ветрами. Тут все каменисто, пусто, обветренно. Но знаете, я бы не променяла Алтайский Кош-Агач ни на Доминикану, ни на Барселону, ни на одно из теплых и щедрых морей. Меня поймут те, кто был на Алтае. А может, и не поймут. Но было так. Я не могла не влюбиться в Алтай четыре года назад. «Лучше бы ты влюбилась в Кавказ, – сказал мне Ринат. – Кавказ гораздо ближе и теплей».

   Да, в Кош-Агаче нынче холодно и ветренно. Кош-Агач значит – «прощай, дерево». Тут вообще нихрена не растет, даже травы толком нет, одни камни. Мы стартовали из дома 21 июля днем, а сегодня уже заканчивается 24 число. Трое с половиной суток заброски. Мы ложимся спать в тесноватом хостеле. Интерьер хостела пытались сделать симпатичнее, обклеивая стены в три слоя разными украшениями, но сделали только хуже. На кухне толстый монгол готовит в сковородке что-то масляное и жирно шкворчащее, обдавая брызгами всю кухню. Мы ложимся спать счастливые посреди этого сельского хаоса. Потому что завтра встаем на маршрут. 

   Маршрут можно посмотреть тут: Велосипедный тур Велопоход на Укок и Курайская степь 2018

   25 июля. 
   Мы выехали в Чуйскую степь, которая начинается прямо за порогом Кош-Агача. Камни, клочковатая трава. На горизонте впереди – горный хребет. Мы пока не в горах, мы только видим их издалека, идем к ним. Каменисто. Маленькие камушки на дороге, булыжники на обочине. Но меня переполняет щенячье счастье – я здесь, Алтайские горы совсем близко! Я так этого ждала! И неважно, что над вожделенными горами ползают противные фиолетовые тучи! Это вообще не важно. Важно лишь одно – тут никого нет. Очень мало людей. И возникает такое чувство – что Алтай только для нас, для нас пятерых. Эти камни, горы, тучи, ветер, небо – только наши. Здесь пока больше ничего нет, но я уверена, у Алтая есть, чем нас удивить. 

   Впереди – 11 дней автономного движения. Набиты мы под завязку – общий вес моего груза составил 27кг (взвешивали дома). Ах да, на маршруте я получила бонус – штатив фотоаппарата (многие посмеются)). Ну да, ну да. Я была против штатива, но только из жалости к Саниному багажнику согласилась взять и его. Но и это неважно. Важно то, что горы постепенно приближаются к нам. Точнее, мы медленно набираем высоту, весь день идем на нескончаемый затяжной подъем. Если обернуться назад, то можно увидеть, как далеко внизу остается Кош-Агач. 

   Я не могу сказать, что тут красиво. В степи пустынно и голо, как на ладони великана. И только в одном месте из земли торчат обломки скалы, как будто великан разбил и раскрошил небольшую гору. Тут знаковое место для алтайцев, здесь на камнях можно разглядеть полустертые древние петроглифы. Мы делаем привал и готовим еду рядом с этими скалами. 

   Чуть подальше Гриша показывает нам камень-кресло. Говорит, на этом каменном кресле сидели древние шаманы, а сейчас алтайцы оставляют подношения – мы видим разные монетки, цветные бусинки и ленточки. – Оставь конфетку шаману, – советует Ринат. Я вытаскиваю одну из рюкзака и осторожно кладу на кресло. И как будто бы ветер перестал дуть так сильно, или мне показалось. 

   Теперь мы у подножия гор. Въезжаем в ущелье. Почти сразу же видим шлагбаум – погранзона. Мы въезжаем в заповедник, в «Зону покоя Укок». Тут проходит граница сразу трех стран – Казахстана, Монголии и Китая. Обалдеть, да? У меня чувство, словно мы побывает в Казахстане, Монголии и Китае разом, хотя, конечно, мы зацепим только отечественный кусочек Укока. У нас проверяют документы. Саня заранее подавал заявление в ФСБ и заказывал коллективный пропуск. – На Укоке сейчас дожди, – задумчиво сообщает нам молодой погранец. – Уже десять дней льют. И снег лежит. Я содрогаюсь. Укок – это высокогорное болото. Десять дней дождя могли превратить болото во что то совсем невыносимое. Но это пока не точно. 

   Недалеко от погранзаставы, над рекой Тархата, мы разбиваем лагерь. День странной погоды – ветренный, то дождь, то солнце, заканчивался стремительно, с исчезновением солнца. Мы на высоте 2150м, поднялись с 1700м. Неплохо, да? Весь день вверх, 43,5км. Горы уже рядом, одетые в снежные шапки. Холодно, как в октябре. Рыбачий? Да, похоже немного. Однако тут не дышит на нас холодом Ледовитый океан, нет сырости. Мне хорошо, совсем не тяжело, легко и свободно. Я иду по гребню холма, над дорогой, над Тархатой, которая петляет и перекатывается внизу. Пасутся рыжие пугливые кони. Алтай, здравствуй. Я скучала.

   26 июля 
   Кстати говоря, Кош-Агачский район, куда входит и плато Укок, приравнены к районам крайнего севера. Зимой на плато температура опускается до минус 60 градусов(!!!) 
Поэтому снег летом – обычное явление. Суровые места. Сегодня утром дыхнуло снегом и морозом, посыпало верхушки ближайших гор. Вчера вечером они были темные и каменные, а сегодня утром – пегие, в белых снежных яблоках, как конский круп. Нам снега за шиворот пока не досталось, но это вопрос времени и высоты. 

   Перед выездом я напялила свои теплые зимние штаны. Шапку. Теплые носки. Вот хоть сейчас на Северный полюс. А в бауле, на крайний случай, лежит зимняя куртка. Вот. Спасибо, кстати, Рыбачьему, холодов я не боюсь. 

   И мы поехали, вдоль реки Тархаты. Брать перевал Тархатинский. И обедать на Тархатинском озере. Первый наш перевал оказался тренировочным– я легко въехала на него, не спешиваясь. Если честно, то у нас тут все пока тренировочное – как будто не поход у нас, а предыстория к походу. В целом так и есть – разминка, акклиматизация, знакомство с рельефом и погодой.Перед перевалом алтайское стойбище, мы там купили молока и кислого кумыса. 

   Трафик по этой горной дороге такой, что чувствуешь себя на проходном дворе, а не в самой жопе мира, на автономном маршруте. Едут караваны внедорожников с туристами, едут Уралы, набитые туристами. Мотоциклы, квадрациклы. Кто-то завидует, кто-то нас жалеет, наверно. Не знаю, многие ли едут на Укок. Я надеюсь, нам там всем хватит дорог. 

   На перевале ощутимо разогрело солнце. Я думаю, до +25 точно. Да так сильно, что на Тархатинском озере Ринат полез купаться. Шапку, куртку, перчатки я сняла уже давно и щурилась на яркое солнце. 

   Пока что мы вообще не напрягаемся. Встаем на раннюю стоянку, остается время и желание погулять, пофотографировать, заняться своими делами. Сегодня мы встали на берегу милой реки Жасатер, с такими кругленькими валунами, по которым можно перепрыгнуть на другой берег, не намочив ног. 

   После ужина мы все пошли гулять к горному озерцу, недалеко от лагеря. Поднялись на холм и смотрели на наши крохотные палатки, сидя на жесткой колючей траве. И сидя на холме, мне думалось, что мы очень счастливые, что бы не ожидало нас за перевалами на плато Укок. А солнце медленно закатывалось за горы, обещая новый день лучшее прежнего. 39км, высота 2380м

 

   27 июля 
   Горный поход – это когда ночью у тебя во фляжке замерзает вода, а днем сгорает лицо. Моему лицу, а в частности носу, хватило половины солнечного дня, чтобы верхний слой эпидермиса сгорел к чертям. Словно меня в котел с кипятком макнули. Солнце на 2400м жжётся хуже крапивы. 

   Мы медленно приближаемся к Джумалинским источникам. Медленно, потому что, во-первых, третий день дорога на подъём. Во-вторых, до обеда мы взяли небольшой безымянный перевал. Кстати, перевальчик покруче Тархатинского. Много тут проехать не получается, хотя дорога довольно хорошего качества, наезженная. Сегодня хороший рабочий, что предвещает скорое появление подножия перевала Теплый Ключ. Проходим 11км до обеда, и примерно столько же после. 

   Смешные цифры, не так ли? 20км за день. 
Там они не выглядят такими смешными, особенно с учетом перевала в день. Холмы становятся круче, выше, градусы подъема больше. 

   Вокруг горы. Совсем рядом каменистые холмы, дальше и выше – снежные морозные шапки. Дорога траверсирует между холмами все выше и выше. Я уже даже толком не помню, как сегодня все выглядело вокруг. Помню, что речка Джумалы гремит где-то внизу, а мы поднимаемся все выше в гору.

   К Джумалинским источникам, которые находятся у подножия перевала Теплый ключ, мы добрались не поздно, чтобы было время посмотреть диковинку. Источники радоновые, газированные такие, вроде как тепленькие. Учитывая, что в этих краях немного тепленького, вокруг источников разросся целый комплекс с домиками, баньками, мостками. 
   Мы поставили палатки на нейтральной территории, и пошли знакомиться с местной достопримечательностью. Однако. Оказалось, что палатки мы установили в платном месте. -Но стоит это совсем недорого – 100р с палатки, – примиряюще объяснил молодой алтаец. – А радоновые источники – 200р с человека. Можно в общем бассейне, а можно в отдельном домике. 
  Купаться пошли только мы с Саней, больше желающих не нашлось. «Тепленькие источники» температурой не более 20 градусов. То есть, просидеть в них реально около 30 секунд))) В домике, который мы выбрали, сделана небольшая купель и лесенка. Источники и правда газированные, в воздухе витает слабый запах минералов, а в воде – пузырьки. В целом довольно забавно, мы остались довольны купанием. 

   В комплексе познакомились с семьёй велосипедистов из Новосибирска. Семейная пара с двумя детьми, они приехали к Теплому ключу на машине, и две недели катались по Укоку. Новосибы уже закончили свой маршрут и могли рассказать много полезного. 
– На Теплом Ключе, конечно, дорога не очень. Но у меня семилетний ребенок без проблем поднялся сам, – со спокойной гордостью сообщил наш новый знакомый, – дочка моя. На Каме. 

   И почти трёхтысячный Теплый Ключ, который берут семилетние девочки на Каме, немного упал в моих глазах. Новосибы немного рассказали про Укок. Про то, что экологические сборы в регионе – незаконны. 
Про то, что Джумалинские источники – БЕСПЛАТНЫЕ. А уж установка палаток – и тем паче. 

   – Источники – достояние Республики Алтай. Они государственные. 

   Вот так мы узнали, что нас бессовестно облапошили на 700р. 

   Потом новосибов позвали ужинать, а мы пошли гулять на ближайшую гору, где оставались руины Калгутинской вольфрамной фабрики. Вдоволь налюбовавшись на ветхие конструкции и входы в шахты, спускаемся к лагерю и ложимся спать. Завтра у нас первое серьезное испытание – перевал Теплый Ключ. Ночуем на 2380м. Пройден 21км.

   28 июля. 
Перевал Теплый Ключ – это не что иное, как ворота на плато Укок. Это один из самых труднопроходимых автомобильных перевалов, какие только есть. Я не могу представить, каким образом там могут подняться на машине. Если честно, то на авто сложнее, чем на вело, да и вряд ли быстрее. Мне кажется, там можно просто остаться без машины – вспороть ей брюхо камнями, пробить все колеса, сжечь системы. Вело-покорение тоже не сладенькое! Уклон у Теплого Ключа солидный, но главная его проблема – камни. С одной стороны, они держат дорогу, а с другой стороны создают дополнительные почти вертикальные подъемы. 

   Вот подтаскиваешь ты велосипед к куче валунов, которые топорщатся в дороге. Закидываешь переднее колесо на препятствие. Тяжелый багажник тянет его назад, и велосипед становится на дыбы, его разворачивает на дороге, и он всячески корячится и мешает подниматься. В этом походе руки, плечи и спина работали ничуть не меньше ног! По сути, ты тащишь рывками за собой около 45кг. Очень похоже на перевал Кату-Ярык, только с ужасным качеством дороги. И длиннее. 

   Мы пробовали по-разному – кто-то ходил челноком: отдельно баул на спине, отдельно велосипед. Мы с Саней пробовали закатывать вдвоем один велосипед и возвращаться за вторым. А результат один – провозились на Тёплом Ключе около 3х часов. Главное, не нужно торопиться. Облака лениво плывут вокруг, чешут пузо о вершины гор. 

   Мы не раз вспоминали семилетнюю девочку на Каме. Но как бы там не было – Теплый Ключ – это не детские игрушки. Было тяжело, иногда очень тяжело, мы все устали. Не до смерти, но довольно сильно. Предполагалось, что Теплый Ключ – это самый серьезный наш перевал. Однако страшных страданий он нам не доставил – солнечная погода, сухая плотная дорога, я не чувствовала себя уничтоженной. Просто утомленной, голодной, потной, красной, как из бани, со сгоревшим лицом. 

   Вершина перевала 2909м. Поднимались с 2381м. За три часа мы поднялись на 528м. Протяженность 7,5км. На вершине дует сильный ветер. Впереди – широкая зеленая долина плато. Пустынно. 

   Ну, здравствуй, Укок. Плато четырех стран, заповедное место. И вот именно сейчас я почувствовала, что автономный поход действительно начался. Больше рассчитывать не на кого – только на свои силы и свои ноги.

“Для сравнения. Перевал Кату – Ярык. Вид на пер. Кату – Ярык и с него обалденный, к сожалению с Теплого Ключа нет такого вида, высота 2909м., а начало подъема с 2381м. Высота пер. Кату – Ярык – 1616м, Высота серпантина Кату – Ярыка 1200 м., начало подъема с 680 м. Брали серпантин за 2 ч.”

   Укок – это целый мир, затерянный между гор. Мир почти девственный, не изувеченный цивилизацией, не застроенный зданиями, не испорченный людьми. Смотря на зеленое блюдо долин Укока, возникает чувство, что вот-вот к реке на водопой выйдут длинношеие диплодоки и упитанные игуанодоны, как в фильме «Парк Юрского периода». Долину освещает полуденное солнце, а когда фотографируешься, кажется, что просто встал на фоне фотообоев, настолько пейзаж далек от обычной реальности. 

   После перевала, как водится, дорога идет на спуск. Довольно часто приходится спешиваться на каменистых участках, но двигаемся бодро, потому что уже время обеда, а мы не жрамши с раннего утра. С перевала мы спускаемся в долину к реке Калгуты. Перед бродом, вместо игуанодонов, стоит караван внедорожников, как на водопое. 

   Подъехали, поздоровались. Получили дыньку в подарок, за красивые глаза, наверно. Поблагодарили. Свежих овощей, а тем более фруктов\ягод давно не ели. Все сушеное, все сублимированное и консервированное. Правда, Гриша настругал нам дикого лука, и суп с тех пор варили со свежей зеленью. 

   Путь после обеда был тяжек и ленив. Обед наш ненароком сместился почти на вечер, и организм уже мысленно расположился на стоянку. А вот фигушки. 
Едем вдоль реки Калгуты по Укоку. Ну как едем? То извольте топать в горочку, а то спускайтесь в черноземную болотинку, которую подмочили ручьи. И то, что на плато есть что-то плоское – вранье. На Алтае вообще нет ничего плоского. А еще через каждый километр-два – холодные бодрящие броды с быстрым течением. К вечеру еще и похолодало, задул ветер. Солнце опускается, а мы все тащимся и тащимся вперед. 

   На самом деле, некоторые следы цивилизации на Укоке имеются. Есть зимовья, это домики алтайцев, есть погранзаставы. Одну из них мы миновали совсем близко, находимся буквально в трех километрах от границы. 

   Наконец, слава богу, заприметили место на длиннющей Калгуте. Однако мое радостное стремление к месту стоянки оборвал патруль пограничников. Двое погранцов, на конях, с быстроногой собакой. Я им позавидовала – вот бы и мне так. Жить в самом красивом месте планеты, скакать по горам на пятнистом коне. 

   Поговорили, проверили документы. Неспешно так. Пропуск. Паспорт у каждого. Пропуск наш не понравился, но дожимать нас не стали и отпустили на вожделенную стоянку. 
Бесконечный день наполнил ноги свинцом и усталостью. А прошли мы всего лишь около 23км. Сегодня пришлось обойтись без прогулок. Не до глупостей. Поели и спать – стандартный график туриста. 

   29 июля 
   Сегодня Саня обещал нам «водный день». Сие значит, что это день хождения по болотам и с большим количеством бродов. Надеваем сандалии и неопреновые носки, господа! Переходим для начала виток Калгуты, где мы ночевали. 

   До обеда плато было почти ровное, мы шли по дну долины вдоль петляющей реки. Река много раз пересекала дорогу, и мы много раз переходили ее. Немного было прохладно ехать в холодных мокрых сандалиях и носках, но в целом мне нравилось начало солнечного дня. И день был не такой уж и водный, и болота не такие уж болотистые. 
Обед на речке Аргамджи был вкусен и питателен, как и все наши обеды. Из происшествий – взрыв камеры на Санином Cannondalе. Камера и покрышка – в хлам! Но с собой все запасное, поэтому некритично, небольшой ремонт. 

   После обеда начался треш. Трек маршрута уходил на один из хребтов. А что это значит? Значит, начинаются подъемы. Подъёмов у нас было два. МЕГАПОДЪЕМА. ПОДЪЕМИЩА. Тархатинский перевал рядом с этими не-перевалами Укока – плюшевый мишка против бурого медведя. Кажется, на 1км набор в 300м. Торчок, инфаркт-миокарда. 

   Я помню каждый шаг этого дня, потому что каждый давался тяжело. Тяжело было всем, но по мне это больше всего заметно. Я тащусь последняя, конечно же. 

   Первый подъем на хребет открыл нам новую долину Укока. Калгуты прихотливо залила ее всю – где реками, где озёрами, где болотом. Вот они где, наши болота, лежат, ждут нас. И мы спускаемся к ним. 

   Идем по азимуту, через протоки, камни, жидкую грязь. Но это все ерунда по сравнению с кочками. Кочки – это нечто мерзкое, истинно болотное и невыносимое! Велосипед цепляется за кочки, нужно рывками затаскивать заднее колесо на одну, и тут же на другую, и так далее бесконечно… Не знаю что хуже, подъемы или кочки. 

   После болота дорога снова появляется, но радости от этого никакой. Ниточка дороги уходит куда-то высоко на следующий хребет. Но тут действует один принцип – глаза боятся, а руки-ноги делают. Я помню, что машинально продолжила путь, потому что просто нужно пережить еще один подъем, я даже вижу его вершину. Чего проще? Иди вперед и не думай. 

   Ближе к вершине второго подъема силы начали меня покидать. Не то что бы умираю, но уже ближе к этому. Вижу, что ко мне спускается муж. Это хорошо, это помощь, думалось мне. Ага. Щаззз. Саня вытаскивает фотоаппарат. Вот только не это! Ух, какая я была злая!

   Но знаете что. Этот день был один из самых тяжелых и прекрасных дней в моей жизни. 
Я не то что бы мечтала именно об Укоке, когда собиралась на Алтай. Тут холодно, влажно, болотисто, ветренно, вдобавок нифига не растет, кроме травы и дикого лука. То есть это вообще не тот Алтай, в

котором я побывала четыре года назад. 

   Глядя на суровую красоту девственной долины, на белоснежный Табын-Богдо-Ола (пять божественных гор) я спрашивала себя – захочу ли вернуться? Будет ли мне сниться Укок? 
Захочу ли еще раз пройти Теплый Ключ? Сперва я подумала, что нет. Не стоит того плато Укок. Горы на высоте 1800м красочны, приветливы, щедры на солнце, а тут иное дело – болота да лысые холмы. 

 

   Но то, что мы увидели сегодня на вершине второго подъема – НЕВЕРОЯТНО. 
Река Калгуты плавными изгибами, озерами, заливами заполнила долину, как прихотливый узор на ткани нарисовала. Ринат сказал – «кудрявая река». Вечернее солнце подсвечивало рельеф гладких холмов и бросало красивые выпуклые тени. Как будто редкая жемчужина лежит на ладони Укока. 

   У меня нет слов рассказать, и ни одно фото не передаст реальной красоты долины. Даже не красоты, а энергетики места, эстетического наслаждения дикой естественной красотой. Красота Укока зашкаливала, а сердце билось где-то у горла.

  Лагерь разбили тут же, внизу, на самом красивом витке Калгуты. В отличие от других рек, Калгуты не блестит и не перекатывается на камнях. Она ленивой сонной змеей течет так неторопливо, что поверхность воды зеркальна. В ней отражаются пять великолепных снежных вершин, которые считаются святыми. 

   Тихо. Никого здесь нет, кроме нас. За день видели буквально пару машин. Долина и Табын-Богдо-Ола только для нас. 

   Почти весь вечер посвятили фотографиям и отправились провожать закат на ближайший склон горы. Сперва я не хотела идти, я хотела лечь и лежать, глядя на ледники. Сегодня был тяжелый день. В итоге, поскуливая, полезла со всеми. Ноги мстили мне, после каждого шага отдаваясь болью в мышцах. Мол, а ты как хотела, милочка? 

   А потом солнце медленно опускалось за гору, бросая последние лучи на снежники гор. И Табын-Богдо-Ола засиял нам навстречу на фиолетовом небе с четырехтысячной высоты. 
Спокойствие. Величие. Безмятежность. Ничего прекраснее долины Калгуты я в своей жизни не видела, теперь нас будет сложно удивить. После захода солнца стало холодно, как будто горы дыхнули льдом, и мы ушли вниз к лагерю. 27км. Лагерь на высоте 2226м.

   30 июля 
   Одна из самых холодных ночей выдалась на этой стоянке – утром из кружки я достала круглую льдинку. По ночам знатно подмораживает, и моя экипировка для спальника становится серьезнее, чем экипировка для ходового дня. 

   Подъем у нас в 8 утра, завтрак овсянкой с сухим молоком и сгущенкой. Чашка горячего дымящегося кофе, пачка халвы на всех. В этот раз раскладка питания сделана почти идеально, мы не испытываем дефицита ни в одном продукте, но и лишнего не везем. У нас есть перекусы, сухофрукты. Всякие специи. У нас есть даже протеин, который мы пьем перед ужином для того, чтобы мышцы восстановились быстрее. 

   Утро здесь куда коварнее ночи – солнце светит на плато Укок, но не греет. Утро дышит морозной свежестью с ослепительно белых ледников. Жаль было уходить из волшебной долины. Сперва за спиной еще сиял Табын-Богдо-Ола, а потом мы завернули в ущелье и уже больше не видели его. Заветное место осталось позади. А нас ждут другие дороги и горы, которых мы еще не видели.

   Девиз нашего похода мог бы звучать так – «Каждому дню – по перевалу!» 
Сегодняшний день не исключение. И я прекрасно помню, что сегодняшний перевал начался с болотно-грязевой дороги, заросшей и размоченной ручьями. А это ну никак нельзя назвать хорошим началом. Особенно учитывая, что солнышко пригрело, и вылезли ОНИ. Насекомые. 

   Вот честное слово, если бы не такое количество мух, слепней и комаров, то и вспомнить за сегодня было бы нечего. Виды тут попроще – горы приземистые, плоские, заросшие низкими кустиками и травой. Зато сразу тысячи сотен мух, слепней и комаров воспылали к нам безудержной страстью, яростно жужжа своими отвратительными крылышками. Особенно это было «приятно» на подъеме перевала, когда скорость и так черепашья. Я стреляла по ним «боевыми» из баллона каждые 50м, но за мной так и тянулся шлейф из черных мерзких кусачих тварей. Поскольку перевал вроде как безымянный, то окрестили его – Мушиный перевал. 

   После перевала мы спустились в долину реки Акколь. Долина вытянута между холмами, как очень широкое ущелье. Заросшая какими-то косматыми кустами, грунтово-травянистая, мягко-вязкая. Одно из самых несимпатичных мест на Алтае, на мой взгляд. Нет там величия горных массивов, а только мухи, радостно глядящие на нас из кустов. 

   До самого вечера сегодня так ничего не поменялось. Кусты, мухи, духотища. Солнце пригревает, и от мокрого грунта чувствуются влажные испарения, так возбудившие крылатую нечисть. Мы идем вверх по течению Акколь. Акколь скачет и ерепенится на камнях, а значит, мы забираем хорошо вверх. Дорога нудная и какая-то неудобная. Мои товарищи едут далеко впереди, я иду пешком, ехать почему-то не получается. 
– День гнилой долины, – говорит Ринат. 

   На стоянку встали на полянке, в ущелье между холмов. Несмотря на те же самые косматые кусты, на комаров и мух, место хорошенькое. Ледяная Акколь отпугнула комариные своры и вернула нас к жизни. Река красиво изогнулась и даже изобразила на камнях небольшой водопадик. А у меня проблема – снова обгорает лицо и вдобавок в лохмотья сгорают плечи, в этом походе у меня сложные отношения с солнцем. 30км пробега за день.

   31 июля 
   Сегодня нас капитально накрыло дождями. Наконец-то! Не то что бы я хотела дождя, но бесконечного лимита везения быть не может. За неделю похода один вялый дождик еще в Кош-Агаче – ну куда это годится? – Конфетка кончилась у шамана, – предположил Гриша, – Или он сюда не дотягивается. 

   Нашу стоянку и наше ущелье еще с ночи заложило огромное дождевое облако. Оно плотным туманом уселось на границе Укока и уходить не собиралось. Ни ветерочка, ни дуновения. Все небо, насколько видно, – в серой вате. С неба падают крупные дождевые капли. 

   Завтрак и сборы вышли скомканные, у нас нет тента для всей группы, готовили под дождем, а ели и собирались в палатках. То еще удовольствие, скажу я вам. Унылый выезд состоялся даже раньше срока, а день гнилой долины получил продолжение на перевале Акколь. 

   Перевал начался почти тут же, без прелюдий, дорога начала забирать на пологий холм. С виду казалось, что уклон у п.Акколь совсем небольшой, незаметный. Ага, незаметный он. Пока не обернешься и не увидишь, как далеко внизу лежит наше ущелье. 

   Вообще, про перевал Акколь ничего плохого не скажу. Подниматься было нудно, скучно, мокро, но это из-за дождя. Сама дорога диковатая, с булыжниками и затопленными участками, не знаю как она для авто, но подняться с велосипедом можно относительно комфортно, особенно в хорошую погоду. Я не торопилась. А куда торопиться? Вымокли мы до нитки, а окончания дождя не предвидится от слова совсем. Пока идешь вроде как тепленько, хоть и мокро. Как только остановишься – то замерзаешь очень быстро. Серая вата по-прежнему занимает весь горизонт и сочится дождем. 

   Перевал Акколь не очень длинный, поднимались 4,5км с высоты 2400м до 2763м. Все пешком, уклон стабильный, без скачков. Сразу после завтрака, на свежих силах, он зашел очень хорошо. 

   А за ним плато Укок – заканчивается, начинается один из районов Алтайского края. Прощай, Укок. И прости нас, туристов, которые нарушают священный покой Табын-Богдо-Ола. 

   Знаете, как будто перевернули страницу книги, где написано что-то очень важное. И теперь перед нами    чистый лист.

   Хотя я не жалуюсь. 
Начинается тот самый Алтай, по которому я скучала четыре года. С елочками, с быстрыми ручьями и речками, с ущельями. С рыжими и серыми разломами скал, с вечерними кострами. Без болот и комаров. С перевала Акколь мы увидели вдалеке заросшие лесом склоны и другие, не менее живописные горы, хоть и не такие сияющие. Чуйский хребет, если не ошибаюсь. 

   Дождь по-прежнему уныло падал с неба, и на вершине стало холодно. Кажется, у нас начался сезон муссонов, обещанные Укокские дожди вышли за пределы плато. 

   Спуск 7,5км, и тоже почти весь пешком и под дождем. Не очень хочется разложиться на мокрых скользких камнях с велосипедом. С этой стороны перевал сложнее, и градус уклона больше. Сплошные крайности! То резко вверх, то резко вниз, и все на своих двоих! 

   Спускаемся в широкое ущелье реки Жумалы, наша дорога вплотную прижимается к скалам. Видно даже следы камнепада. Ущелье до горизонта затянуто серыми тучами. 
Встаем обедать прямо на дороге, потому что есть хочется невыносимо. Сегодня у нас на обед суп-экспресс, это вода с плавающими в ней продуктами, просто доведенная до кипения. Мне кажется, ничего вкуснее я ещё не готовила. 

   И неожиданно кончился дождь. Я всегда думала, что тучи рвет и уносит ветер. Так не всегда – наши облака на небе медленно истончились, словно и не было ничего. Голубое небо сперва слабенько и неловко просвечивало сквозь пелену, а солнце уже вовсю пробивалось к нам навстречу. Хотя моя проблема с обгоревшим носом очень актуальна, я рада видеть эту рыжую морду.

   Остаток пути ехали на спуск. На настоящий спуск! По более-менее хорошей грунтовой дороге! Это когда сидишь на велосипеде, а не тащишь его на себе, а ещё аккуратненько притормаживаешь и объезжаешь камушки. Даже непривычно, но эквивалентно понятию «счастье». Ехать после обеда оставалось всего-ничего, до брода Жумалы, и несколько км после. После перевала Акколь – ерунда. 

   Для горной реки, Жумалы довольно ленивая, а в месте нашего брода и вовсе вялая, зато широченная и глубокая. На другом берегу, к своему изумлению, видим ещё одну велогруппу. Ребята двигаются во встречном направлении и идут на перевал Акколь. Пообщались, пожелали удачи и так далее. 

   Но я сама ни с кем не общалась, мне было не до этого. А знаете почему? Потому что я умудрилась поскользнуться на камне, пока переходила брод, и упала в речку. Почти вся целиком. Просто замечательно! Вымокло всё – штаны, куртка, вся одежда. Хорошо, что хоть без баула и рюкзака. На дне ленивой Жумалы лежат огромные скользкие валуны. Это был самый сложный переход вброд за поход, хотя река самая безопасная. 

   На стоянку встали через 3км после брода. Местность тут холмисто-волнистая, долина вся пузыриться небольшими холмиками. Саня нашел один более-менее плоский, где мы и расположились. Мне здесь очень нравится – сухо, уютно, очень красивый вид на горы. По небу разметало белоснежные облака, они овечьим табуном толпятся над хребтами. Над нами – солнечно и ясно, что очень важно для просушки моих штанов. 

   Комаров и мух тут нет вовсе, зато огромное количество кузнечиков и забавной саранчи. Саранча забавна своими прыжками-перелетами, во время которых раздается характерное гудение или щелканье. Подкрылки у саранчи разноцветные – красные или синие. Сперва ради развлечения мы ловили её и всячески донимали. Саранча в «неволе» кукожилась и стеснялась. Достаточно противное создание, как по мне. Вечер получился душевный, как хорошее выдержанное вино. И теплый. Мы на высоте примерно 2100м. За день вышло около 20км.

   1 августа 
  Вы уже устали читать?) 
   А между тем, восьмой день нашего похода, золотая середина. И почти две недели назад мы уехали на Алтай из Твери. Я уже давно забыла думать о работе, о доме, телефон выключен и лежит глубоко в рюкзаке – тут все равно нет связи. Значение имеют другие вещи – дневной километраж, набор высоты, протяженность подъемов и перевалов. Очень большое значение имеют завтрак, обед и ужин. Ну вы поняли. 

   На сегодня у нас Жумалинский перевал. Начался он тут же, через километр от стоянки. Перевал с нормальной дорогой, на подъём 5,1 км, набор высоты 360м (могу несильно ошибаться). Один из самых симпатичных, кстати. Сперва дорога приводит нас к живописному горному озерцу, а потом уходит в красивое узкое ущелье, где, собственно, и ждет основной предынфарктный подъём. В целом перевал не сложный, хотя ближе к концу мне уже так не казалось. 

   После перевала дорога шла на затяжной спуск к реке Джазатор. Поля, лесистые склоны, холмы – здесь очень красиво. Не такой размашистой красотой, как на Укоке, а попроще, зато очень уютно и теплей. Мы ощутимо теряем высоту, Джазатор лежит в глубокой долине. День казался очень длинным, но можно выделить ключевых несколько событий. 

– Брод через Джазатор. Один из наших серьезных бродов – река быстрая и сильная. Успешно взят, без потерь и ЧП. 
– Покупка на зимовье домашних булочек и баночки нежного, тоже домашнего, масла. (Это тут ерундой кажется, а в походе – было главным событием дня!). 
– Мы вышли на настоящую дорогу (без асфальта, но автомобильную) и ехали по ней 5км под дождем. 
– Свернули вместе с тракта с речкой Тара, опять ушли в дебри. Ужасно долго искали стоянку, проехали лишних 7км, к моему неудовольствию. 
– Вечером впервые за поход развели костер и сидели до темноты. И ели булочки с маслом.    Дневной километраж вышел 30км. Стоянка на высоте 2186м.

   2 августа. 
   Общим голосованием определили полудневку на сегодняшний день. Впереди нас ждет очень тяжёлое препятствие – перевал Ажу с набором высоты 700м. (Даже Гриша сказал, что если мы умрем, то определенно на Ажу). 

   С перевалами Ажу есть нюансик – на Алтае их несколько, все с одинаковым названием. Возможно, это алтайское слово, которое по какому-то критерию называет перевалы Ажу. 
Решено было подойти к нашему Ажу максимально близко и встать на ночевку, чтобы со свежими силами штурмовать набор высоты. 
   Итак, поехали. Дорога вдоль реки Тары, точнее то, что от нее осталось – для авто почти непригодна. Дорогу прерывают гигантские промоины, глубокие овраги, словно тут экскаватор карьер копает. Наверно, сход снегов постарался. 

   Идем по ущелье с общим уклоном вверх. Высота дороги скачет и издевается – вверх\вниз\овраг, и опять вверх\вниз\овраг. До сих пор помню, насколько тяжело мне дались эти 11 км. На вес золота были каждые проклятые 500м, ибо перевал еще не начался, а уклон у дороги очень даже перевальный. Мы идем вверх по течению бурной горной реки. И какие-то несчастные 11 км заняли несколько часов, как раз до обеда. 

   Если кому интересно, то мои настоящие страдания начались как раз сегодня. 
   Теперь не я двигаюсь со скоростью группы, а группа двигается с моей скоростью. То есть все двигаются как хотят, а я – как могу. 

   После обеда на Таре мы ставим палатки и пытаемся отдохнуть и набраться сил перед Ажу. И доедаем почти все неучтенные сладости. Высота стоянки 2400м. Мы набрали сегодня 200м высоты, осталось 500м. За ночь палатка покрылась инеем. Август же, подмораживает.

   3 августа. 
   До вершины перевала Ажу оставалось 8км. Первые 3км дорога лежала под ногами. Пускай плохонькая, с оврагами, с камнями. Она вела к заброшенному домику-зимовью. А там – просто исчезала. 

   По своей наивности, я раньше думала, что пешеходный перевал(маршрут) – это когда нужно идти пешком. Нет, нет и нет. Пешеходный перевал – это когда нет дороги. 

   На Ажу никогда не ездили (и не собирались ездить) ни на одном транспортном средстве. Через этот перевал перегоняют стада скота; дорога, да и просто тропинка, там не нужны. 
Всё. Теперь ты сам себе хозяин, выбирай дорогу и иди, как хочешь, главное – вверх. 

   Такого перевала у нас еще не было! (Надеюсь, больше и не будет) Поразительно, насколько колоссальна разница между – «тащить велосипед по плохой дороге» и «тащить без дороги». И не по гладкому склону, прошу заметить! Тут и низкие кусты, и камни, и опять кусты. 

   Ринат, Гриша и Алекс ускакали вперед довольно резво, словно специально тренировались. Саня остался со мной, справедливо опасаясь, что я умру тут от такого счастья. Мягко говоря, мне было тяжеловато тягать 45кг на руках, мне просто не хватало физической силы закатывать велосипед по такому покрытию и под таким градусом. Тогда я бралась за подсидельный штырь и руль, и волокла велосипед боком, как краб. Драгоценны были каждые 10м, которые удавалось пройти. 

   Наконец я сообразила снять проклятый баул и таскать все по очереди. Оказалось полегче. Но к тому моменту мне уже здорово схудилось во всех смыслах. И перевал Ажу казался бесконечным. Саня старался помочь, но, во-первых, при всем желании он не сможет тащить два велосипеда. А во вторых – какого чёрта, я пока живая. 

   Но. Даже несмотря на вышеперечисленное, ребята, как же там красиво! Я хорошо помню глубокое ущелье Тары и величественного яка на склоне горы. Вылитый Бог Горы. На другом склоне паслось целое стадо таких же косматых зверей. Думаю, немного нашлось отважных, кто видел всю эту дикую красоту! Хотя, мне от этого совсем не легче. 

   Но как бы там не было, километры медленно наматывались и вершина Ажу приближалась. 
Ближе к вершине за нами спустились Гриша, Алекс и Ринат. Очень вовремя, потому что я не планировала сегодня умирать своей смертью. 

   Хочу сказать, что мои товарищи по походу частенько меня выручали и не один раз помогали закатывать тяжелый велосипед на крутые перевальные взлеты. Бессовестно заставлять парней таскать и мой велик, но еще немного, и пришлось бы таскать меня. 

   А до вершины мы тащились еще долго. Ажу привел нас в широченную пологую седловину горы, усеянную булыжниками, в сад камней. Кажется – пройти буквально 500м, однако никак не кончается перевал, а колеса застревают на камнях. Идти уже можно, только медленно. 

   И когда наконец Ажу кончился, то я даже обрадоваться забыла. С горы открывался такой вид, что мог бы поспорить с Калгутой на Укоке. Два огромных зеркальных озера, обрамленных горами. Короче, скоро увидите здесь фотографию. Ей богу, живые фотообои.

   По прошествии времени, насчет Ажу скажу вот что. Конечно, перевал потрепал мне и нервы, и силы, но все было реально. Главное не нервничать, и упаси господи торопиться. 
Ничего невозможного в движении по горной пресеченной местности нет, это просто вопрос времени и опыта. Не очень хочу повторять, но знаю, что второй раз будет легче. Кстати, словно извиняясь, Ажу сделал мне дорогой подарок – большой охотничий нож. Даже кинжал, с лезвием в 15см. Я нашла его у болотистого ручья, который обходила, чтобы не намочить ботинки. Что ж, извинения приняты. Знаю конечно, что кинжал посеял растяпа-турист. Но может, нож не зря попал ко мне именно таким образом и именно на самом сложном перевале. 

   Забавно, что двумя днями раньше Ринат нашел складной нож. Интересно сработал закон замещения в природе – только мы с Ринатом оказались растяпами и только нам горы подарили ножи. (Ринат потерял чашку и весь поход провел без нее, а у меня река Тара украла крышечку от фляжки и унесла по течению).

   Высота Ажу 2913м. Брали его почти 4 часа, набор высоты 500м. Когда я думала, что на сегодня с ним покончено, то я не видела спуск. Ха-ха-ха. Ничего не покончено. Теперь с Ажу надо слезть. Дороги то нет, не было и не будет! 

   Спускаться, разумеется, в любом случае легче. Но не проще. Сперва необходимо спуститься к озерам. Путь к ним лежал через крутую каменную насыпь, камни «живые», под ногами шевелятся. И снова работают руки, спина и плечи (знала бы, руки качала б перед походом!), нужно держать велосипед. Очень нужно беречь ноги. Упасть не упадешь, а вот подвернуть ступню или голень – запросто. Спускались медленно, не быстрее, чем поднимались, нужно синхронизировать движения ног, контролировать большой вес велосипеда, который рвется из рук вниз, стоит отпустить тормоз. Ну то есть расслабляться рано. 

   Когда мы прошли озера и пообедали, дорога так и не появилась. Зато появился Елангаш. Елангаш – это река неописуемой красоты и силы, его питают белоснежные ледники гор. Воды Елангаша падают в почти отвесное ущелье, а оттуда разливаются по узкой вытянутой долине. В ущелье видны арки из нестаявшего снега. 

   Наш путь опять лежит вниз, почти отвесно, благо камней здесь немного. Зато растут царапучие кусты, которые впиваются в избитые педалями голени. Педали – вообще отдельный разговор, ноги просто обглоданы ими со всех сторон. 

   Сегодня впервые мы не доехали до обозначенной стоянки. Как только под колесами появилась убогенькая, но настоящая дорога, Саня сжалился. А через десять минут солнце ухнуло за гору и стало холодно. Немудрено, это самая наша высокая ночевка, 2486м. На удивление, я отлично себя чувствую. Мне кажется, что все самое сложное позади. Дистанция – 20км, и все пешком. 

   4 августа 
   Сегодня автономная часть маршрута закончится – вечером мы выходим в Ортолык, к Чуйскому тракту, одиннадцать дней пролетели, как один. Места пока дикие, мы идем вдоль Елангаша. Река чистейшая, с бирюзовым отливом, ледяная. Когда моешь голову, кажется, что льешь на себя жидкий азот. 

   Дорога вдоль Елангаша ведет в Чуйскую степь, и я не назвала бы ее легкой, хотя мы идем вниз по течению. Броды, затопленные участки дороги – через каждые 500м, а первые километры Чуйской степи вообще похожи на американские горки – настолько рельеф волнистый. Степь могла бы быть постепистее. 

   На одном из холмов мы встретили огромное стадо яков, этих косматых шерстяных коров. Я даже не уверена, что они ручные. Вообще скотинка тут пугливая, полудикая, чужого человека не подпустит. Яки нас не то что бы боялись, но и не игнорировали. Классные зверюги! Диковатые, почти первобытные, но очень харАктерные. Это вам не нежная глупая буренка, этот зверь живет на высоте от 2500м и выше, спит в снегу и не боится холода. 

   Вдоль дороги можно увидеть скалы и крупные рыжеватые камни. Почти на каждой скале или камне – есть петроглифы (древние алтайские рисунки). Некоторые едва видны, их нужно искать, как ищут в лесу грибы. Олени, кстати, изображены с особенно большим вкусом, хоть на логотип бери. В какой-то момент мы вышли на открытое пространство. Вдалеке, внизу лежал Ортолык, как будто кто-то раскидал блестящие камушки. На горизонте – горы. И мы поехали к Ортолыку. 

   И попали в бурю. Буря родилась в горах, прямо за нашей спиной, в тех самых, которые мы покинули утром. Небо стало тяжелым и лиловым, как шкурка баклажана. Сперва буря висела далеко на горизонте, но вдруг неожиданно начала увеличиваться. Представьте себе сказку про горшочек. «Горшочек, вари!» Горшочек наварил нам так, что все небо стало цвета сливового варенья. Никаких спецэффектов, заметьте. Только очень-очень-очень сильный ветер. Ветер швырял вокруг пригоршни песка и страшно выл. 

   Мне показалось, что нас прихлопнет, как тараканов на плоской равнине. К большой удаче, на пути попался домик пастухов. Домик был пустой, чистенький, недавно изнутри покрашенный веселенькой голубой краской. Замка нет, только самодельная щеколда. Это направление дороги не наезженно, домик «для своих». Вот и нам пригодился. Я поставила котелок с чаем на горелку. Хорошо-то как! 

   Буря успокоилась быстро, как и началась. Пошвыряла песком и ушла куда-то за Чуйский тракт. А мы все таки доехали до Ортолыка. 

   Правда, радости по этому поводу лично я не испытала. Встали крайне неудачно, перед селением. После девственного Укока, после нетронутых человеком долин – местечко гмм.. грязное. В дорожной и автомобильной пыли. В остатках жизнедеятельности коров. А как после голубого Елангаша мыться в мутной Чуе? Чуя явственно отдавала болотом. И еда наша тоже отдавала болотом. И вокруг пахло болотом и навозом. И даже купленные в Ортолыке колбаса, хлеб и пряники отдавали болотным привкусом. Мне очень хотелось обратно в горы. Пройдено 49км

   5 августа 
   Ортолык проснулся раньше нас. Уже с шести утра доносились звяканье металла, мычание коров, звуки машин, шумы цивилизации. Не так я представляла себе наш выход к цивилизации, не так. После нашей препротивнейшей стоянки не отпускало чувство, что меня с ног до головы облили грязью. По этому поводу я развесила по всей палатке сопли и слезы, а чтобы я заткнулась, Саня пообещал мне баню. Правда, моя баня в Курае, а до Курая больше 70км. 

   Я конечно знала, что алтайские села не самые симпатичные в мире, но вот Ортолык совсем не фонтан, даже по местным меркам. В Ортолыке почти все сделано из говна и палок. Однако магазин имеется. По этому поводу абсолютно никакого ликования не чувствую. Во-первых, скудный ассортимент сельского магазина – это набор продуктов первой необходимости, почти тех же самых, что были у нас на маршруте. Исключение составляют свежие овощи. Во-вторых, систематизированная закупка продуктов – явно не наш конек. 
А в третьих, знаете – например, пряники доставляют удовольствие, только если их мало. Мне вот всегда было мало одного пряника к вечернему чаю. А оказалось, что удовольствия было гораздо больше. От безлимитных пряников болит живот, а удовольствия никакого. 

   Сегодня мы поедем по Чуйскому тракту. Мне очень хотелось покататься по Чуйскому, он просто создан для велосипедов. Тракт – единственная транспортная жила Горного Алтая, за ним тщательно следят, ремонтируют и содержат в порядке. Вообще, если вы любите асфальт и горы одинаково, то вам на Чуйский – совершенно точно, вы будете в восторге. 
По бокам красотища, а под колесом нежный серебристый асфальт. 

   Однако, чтобы жизнь мёдом не казалась, мы весь день набирали высоту, Курай лежит выше Ортолыка. Как коварны горы! То самое чувство, как будто едешь весь день на спущенных колесах, а на самом деле едешь вверх. И это прекрасно видно, если обернуться назад. А еще на Чуйском частенько сильные ветра. Но я рада этому дню, особенно асфальту, потому что после Курая мы уйдем в степь. Тракт очень длинный, более 600 км. Когда-то, четыре года назад, мы уже ездили по нему, но совсем по другому отрезку. В этом году захватим участок Ортолык-Курай. Весь день сегодня асфальтовый, с небольшими остановками и обедом на ручье. Едется мне с некоторыми усилиями, но вполне ничего. Погода хорошая. Курай, кстати, уже близко, видно крыши домиков. Где-то там, наверно, топится баня, осталось только ее найти. 

   Курай несколько симпатичнее Ортолыка, домики более облагороженные, именно из Курая ведут к горам множество доступных туристических троп. Тут есть куда пойти альпинистам, пешеходам, есть автомаршруты для джипов. Мы тоже уедем завтра одной из этих дорог к горам и будем двигаться вдоль хребтов. 

   Турбаз в Курае – прорва. Выглядят они одинаково – участки за большими закрытые воротами, на воротах таблички с номером телефона. Мы заглядываем за заборы, и если нам не нравится, едем дальше. По правде, нам нигде не нравится. Дворы неуютные, пустые, жалкие, как ощипанные петухи. Проехав весь Курай, увидели турбазу с явным перенаселением. Она носила гордое название «Курайские зори», тогда как остальные были безымянные и пустые. А тут парковка заполнена машинам, куча людей и детей, бегают маленькие собачки и кошка. Видно, что хозяева стараются – домики украшены резными наличниками, висят рога оленей и прочие атрибуты охоты, а для гостей есть лавочки и беседки. Сами хозяева живут тут же – в самом большом доме. Поэтому на турбазе уютненько. И баня есть. – Думайте скорее, – посоветовал хозяин, – к вечеру мест вообще не будет. 

   И мы остались, о чем не пожалели. Зарядили технику, сходили в теплую баню. Я такой чистой не была уже две недели. Приготовили еду на просторной кухне, ели за столом, мыли посуду в раковине. Для нас это событие. Из окна нашей комнаты шикарный вид на Чуйский хребет. А теперь можно еще в автономку. 73км за день

   6 августа 
   Следующие три дня драгоценного отпуска решено посвятить Курайской степи и пр. Изначально Саня планировал ехать по Чуйскому тракту в сторону Бийска, но идея покататься в предгорьях понравилась больше. Поэтому – на Курайскую степь и далее, к горам, с выходом в Чибите. 

   Степь – это в большинстве своем плоская штука. По крайней мере сперва. От Курая мы выезжали в сторону гор по гладенькой, как блюдце, дороге. Над горами топорщатся огромные кучи облаков с золотыми краями. Солнце бъёт в лицо, а мой несчастный нос облезает уже второй раз. Здесь более живописно, чем в Чуйской степи, более зелено и не так пустынно. А еще здесь рекордное число кузнечиков и саранчи. 

   К данным тварям я всегда относилась спокойно, с пониманием, не кусаются, кровь не пьют человечью – и ладно. Однако после степи я несколько пересмотрела свои лояльные взгляды. Саранча – страшный зверь. Это не просто большой кузнечик, это дьявольская нечисть. На дорогу выпрыгивают огромные, с небольшую лягушку величиной, твари. екоторые приятного салатового цвета, как игрушечные. А самые противные – с темно болотной шкурой, крупные, словно динозавры. Их настолько дохрена, что они выпрыгивают под колеса, и ты едешь по волнам из саранчи и кузнечиков, оставляя за собой их трупы. А самое отвратительное, что новые и новые твари вылезают и начинают поедать своих еще дергающихся сотоварищей. Фуууууууууууу. 

   Потом дорога начинает забирать наверх. Саня говорит, мы выезжаем из степи в предгорья, Курайская степь совсем небольшая. Мы берем вброд несколько рек, а на одной из них (на Актру) встаем на раннюю стоянку. До Чибита совсем недалеко, и у нас сегодня полудневка. Места чудесные – сосновый лес, горная река, сухая высокая полянка. 

   А знаете, что не менее тяжело, чем подъёмы и километры? Наверняка знаете. Это разбор\сбор лагеря. С каждым днем это становится все тяжелее. Если сперва было в охотку поставить палатку, разобрать вещи и готовить еду, то со временем это становится пыткой. Начинает ныть спина, поскольку по лагерю ты ходишь полусогнутый, что-то достаешь из палатки, что-то убираешь, что-то достаешь снова. Вот этот бесконечный круг тратит твои жизненных силы, которых все меньше. 

   Я всегда встаю на маршрут с полностью «заряженной батарейкой» и начинаю расходовать энергию. И если в начале похода мне в охотку и горы, и перевалы, и реки, то в конце мне даже тарелку помыть тяжело. Пока я не раскрыла секрет, как подзаряжаться во время похода, банька и кровать нисколько не помогли, даже усугубили. Как говорится – «большое горе закаляет дух, но раздражают мелкие лишенья». 

   Конечно, очень трудно было разбирать вещи и ставить палатку, но мы справились. Я попыталась позагорать (получить солнечные ожоги где-то кроме лица), а гадкие кузнечики все портили и прыгали на спину. Я маялась и не знала, куда себя деть. 

   В конце концов пошли гулять вдоль Актру, вверх по течению. Если немного отойти от дороги, перейти по бревну реку и продраться сквозь колючие кусты, то можно выйти на настоящую звериную тропу со следами оленьих копытц. Актра бьет по песчаному дну и вода в ней цвета песка, воду нужно отстаивать. А если еще и фотографироваться – то можно не заметить, как кончится день и закатится солнце. У меня стойкое чувство, как будто я вагоны разгружала. Хотя у нас была полудневка и как бы отдых, а я его и не заметила. 30 км

   7 августа 
   Этот день оказался для меня сложным. По рейтингу поставлю его сразу за Ажу и Тёплым Ключом. Ноги с утра ясно дали понять, что сегодня мне придется обойтись без бицепсов бедра. Вот как хочешь, так и иди, на одних икроножных мышцах. Две недели ежедневных нагрузок без отдыха сделали свое дело – у меня перегруз. Ощущения, что вчера я приседала с очень большим весом, верхняя часть ног состоит из ваты. 

   И дорога, как назло все время вверх. Мы сегодня будем проходить озёра Джингысколь и Караколь. Озера лежат в углублениях гор, в таких каменных чашах с высокими бортиками. Очень высокими. Сперва нужно залезть на «бортик», потом спуститься к озеру Джингысколь, а потом повторить то же самое с Каракольским. По правде, день не был очень сложным. В первые дни я бы взяла такие подъемы с легкостью. Дорога – отличная, плотная, наезженная. Иди да иди. 

   Однако, сегодня, пока парни достигают вершин, я еле дохожу до середины подъёма. Мои спутники резво скрываются в ёлках, а мне остается надеяться, что за мной потом спустятся и заберут. И да, за мной спускаются. Потому что в противном случае меня можно прождать до вечера. За весь день мы набрали более 600м высоты, а это в сумме оооочень хороший перевал. 

   Озёра похожи друг на друга, как две сестры. Не очень большие, гладкие и спокойные, на поверхности воды отражаются горы. Все берега топкие, не подойти близко. Несомненно красивые, особенно издалека. На озере Караколь мы сделали привал и обед. Места довольно обжитые, то там, то тут домики, пасутся стада овец, коней и коров. Возле домиков лаем встречают собаки. И тут же обнюхивают руки в поисках еды. Охраннички, блин. 

   После Каракольского озера дорога сперва набирает высоту, мы идем вверх. А потом вдруг ухает резко вниз. До такой степени круто вниз, что ехать попросту страшно. Многие участки проходим пешком, жалеем тормоза. Дорога лесная, деревья не дают обзора, но я слышу шум реки, которая гремит где-то внизу ущелья. Это гремит Мажой. Спуск к Мажою крутой и длинный, мы идем по нему не менее получаса, а может, и дольше. 

   Мажой теперь самая любимая река, сразу за Калгутой и Елангашем. Я вспоминаю Калгуту, сонную и ленную, темную до черноты. Елангаш – пронзительно-холодно- голубой, быстрый и блестящий. Мажой же напоминает молодого быка, вода в нем серо-песочная. Мажой очень сильный, глубокий, он ворочает огромную массу воды с невероятной легкостью и скоростью. Горохот стоит, будто не река течет, а трубит неведомый зверь. Кинь ему бревно и Мажой с радостью потащит, подкидывая его на камнях. Если бы через Мажой не был перекинут низкий деревянный мост, нам бы ни за что его не перейти без веревок и построения переправы. Мы разбиваем лагерь рядом с рекой, на пригорке, где виднеется черное костровище. Я рада, потому что смотреть на Мажой можно бесконечно. И потому что ходовой день закончился, конечно же. Прошли всего-то 17км.

   Вечером мы сидели возле костра. Наш последний вечер в горах перестал быть томным, когда на нашу стоянку спустился пожилой алтаец. 

– Кто старший? Кто разрешил костер жечь? – с места в карьер начал он. – Я – хозяин этих мест! 
Алтаец гордо обвел рукой вокруг, а мы поперхнулись чаем. 
– Тут было костровище, – объяснили алтайцу. 
– Вы врете! Я каждый день здесь хожу! Платите штраф! 
От такой наглости мы опешили. Не заметить костровище, обложенное большими валунками, да еще и с рогатками для котелка, крайне затруднительно. В костре валялись ржавые старые баллоны, костровище здесь не менее недели. 
– Сам врёшь! Смотри на баллоны! Какой еще штраф? 
Алтаец подумал и выдал аргумент: 
– Ночь – моя будет. Приду мстить. 

   Охренеть можно. Так и сказал! Серьёзно! Немного неуверенно, но с совершенно бесстрастным лицом. Мы переглянулись. И чё теперь с этим бэтменом делать? В итоге переговоров сошлись на компромиссе. Утром мы должны ликвидировать костровище и заложить его дерном. Добро. Не любят на Алтае туристов, ох не любят. Конечно же, дело не в костре, костёр – всего лишь повод.

   8 августа 
   Сегодня у нас пятнадцатый ходовой день, последний «горный» в этом походе. Уже сегодня вечером мы выйдем в Чибит, и горы будут нам только сниться. Приключения года медленно идут к своему завершению. 

   К слову, ночь переночевали замечательно, никто нам не мстил, никто не приходил в лагерь. Высокий купол неба блестел россыпью хрусталя над нашим лагерем, такое небо бывает только в горах, туристы знают. Ночью я вышла из палатки и долго смотрела в него, запрокинув голову. Что ж. Будет время попрощаться, впереди целый день. 

   Направление дороги (о боже!) чётко вниз, и так до самого Чибита. Мы будем идти по течению Мажоя, до его места впадения в Чую. Я слышу, как Мажой ревёт в узкой расщелине – как будто дикий тур несется по Алтайским лесам с победным кличем. Мы спускаемся по узенькой тропе ( по очень узенькой и очень крутой), она прилипла к склону горы. Иногда дорожка дает петлю, и тогда мы фотографируемся на краю ущелья на фоне реки. Торопиться совсем не хочется. Тропа эта, к слову, один из популярных туристических маршрутов. Она сравнительно недалеко от Чибита, к ее началу можно подъехать на авто и прогуляться вверх по течению Мажоя. И здесь невероятно красиво, особенно если потратить немного сил и забраться повыше. Я мысленно помещаю эти места в папку «избранное». За поход она у меня здорово наполнилась ценными впечатлениями, которые сохранятся до конца жизни. Захочу ли вернуться? Определенно ДА. 

   Мы спускаемся к месту впадения Мажоя в Чую. А это значит, мы совсем недалеко от Чуйского тракта, более того, мы доберемся в Чибит до обеда. На месте слияния обнаружился мостик (вроде как платный, но мы не платили) и места, оборудованные для туристов. После вчерашнего общения с алтайцем подобная забота даже вызывает вопросы. 
Ну бывай что ли, Мажой! 

   Теперь мы идем вдоль Чуи по большой наезженной дороге. Куда только не ездят по ней! И на Шавлинские озера (мы на них не были), и вдоль Мажоя, и куда-то ещё, за высокие холмы. У кого-то поход только начинается, а у нас уже почти завершился. Иногда хочется подъехать к краю ущелья, посмотреть на Чую и там постоять. Чуя грохочет где-то глубоко на дне. Мы долго едем вдоль нее. 

   Вот так мы и вышли к Чибиту. Вдруг за одним из холмов мелькнули крыши домиков. И всё. Приехали. Ощущения такие, знаете, неоднозначные. У нас закончился маршрут, мне грустно и голодно одновременно, потому что мы не обедали. И мы едем обедать в кафе «Серебрянный ключик» (я, пожалуй, помещу в папку «избранное» самсу из этого кафе). Вообще, хочу сказать, что дикого жора после автономки у нас не случилось, что само за себя говорит о качестве раскладки. И грустить-то еще рано, ведь мы пока на Алтае и впереди у нас целый день отдыха! 

   Пока мы обедали, с неба тихо и грустно пошел дождь. Не так много дождей было у нас в походе, грех жаловаться. Из-за дождя мы досрочно заселились в тур-базу с совершенно (на мой взгляд) ужасным названием «Шавло» (это от Шавлинских озёр). Сама тур-база также не фонтан, она такая же уютная, как автостоянка, на которую больше всего похожа. Но нам выделили домик «по акции» с одной единственной кроватью и с привлекательной ценой. Что-ж, пускай будет «Шавло». А завтра будет новый день и мы поедем в Акташ. 28 км за день.

   9 августа 
   Акташ – довольно крупное селение, расположенное на Чуйском тракте, куда мы собственно и отправились. У нас сегодня матрасный день и шопинг – нужно обзавестись подарками, да и сидеть весь день в нашем Шавло после горных просторов – смерти подобно. Акташ мне понравился – просторный, с широкими дорогами, по сравнению со многими другими селениями – аккуратный. Тут есть и супермаркет, и банкомат, и даже кафе с фаст-фудом. В Акташе можно купить мёд, травяной чай, всякие поделки, изготовленные местным населением. В основном это поделки из глины, есть фигурки из дерева, здесь варят мыло. До Акташа всего лишь 10км, поэтому прогулка туда-обратно заняла нас до обеда, и то с натяжечкой. 

   Жара стояла невыносимая, наш домик пропекло изнутри, как горячий пирожок. Поэтому Алекс и Гриша уехали смотреть водопады, а мне, Сане и Ринату захотелось купаться. 
И тогда-то мы нашли то райское местечко, на соседней турбазе. 

   В отличии от нашего «Шавло», соседний «Кочевник» – это образец идеальной турбазы. Мы сидим в «Шавло» за сетчатым забором, спасибо, что без колючей проволоки, а «Кочевник» вольготно раскинулся по берегу реки, в которую впадает чистейший ручей. В этом-то ручье мы плескались добрых два часа. Купаться в горных реках вообще-то сложно – они или слишком мелкие, или слишком бурные, но заботливая администрация «Кочевника» выложила камушками бортики, и получился мини-бассейн с ледяной водой. На берегу ручья стоят три баньки, а от банек к ручью ведут деревянные мостки. Развлечение на вечер было найдено! Мы идем в баню на турбазе «Кочевник»! Администрация «Кочевника» покочевряжилась ради порядка, но в баню нас все-таки пустила. Мы чувствовали себя шавлинскими шлюшками, когда под покровом темноты уходили из «Шавло» в «Кочевник». 

   Это был один из лучших вечеров нашего Алтайского отпуска. И у меня теперь есть мой личный эталон идеальной бани. 

   Вечер, да и отпуск, наконец подошел к концу. Это было волшебное время. Иногда мне казалось, что дни летят безумно быстро, но если подумать – сколько всего произошло за шестнадцать дней! Мы поднялись на Теплый Ключ, прошли плато Укок, взяли Ажу, проехали Курайскую степь. Я сбилась со счета перевалов и бродов рек. Было ли тяжело? Да, было. Но эта поездка – одно из прекраснейших путешествий, которые можно только совершить. 

   Утром за нами приехала машина. Мы погрузили вещи и настроились на 500км до Барнаула. Чуйский тракт мелькал под колесами авто быстро, наш водитель любит скорость. И было тоскливо и тесно в маленькой машинке, забитой вещами. На месте слияния Чуи и Катуни мы попросили водителя остановить. Бирюзовая вода Катуни смешивалась с мутной Чуей точно так же, как и четыре года назад. Мы немного там постояли. Горы становились все меньше и меньше, а после перевала Чике-Таман и вовсе исчезли. До свидания, Алтай. И знаешь что, мы рано или поздно вернёмся. 

   КОНЕЦ.

Руководитель похода: Александр Титов
Автор рассказа: Светлана Титова

2 комментариев для “Алтай 2018. Путешествие на Укок.

Добавить комментарий